медицинский портал медикул.ру

Сегодня 21 ноября 2017 года
Медицинский словарь Медицинские учреждения Медицинские препараты Анатомия человека О сайте




Мед разделы:


Главная страница
Традиционная медицина
Народная медицина
Секреты красоты
Питание и здоровье
Все о мозге человека
Поиск по сайту
Карта сайта


телефоны экстренной помощи






Эксперименты Хьюджинса на мозгах



Эксперименты Хьюджинса на мозгах

Крайне интересные примеры выработки условных связей между простыми раздражителями и реакциями организма, в обычных условиях недоступными для сознательного контроля, дают эксперименты на человеке. В работе Хьюджинса условным раздражителем был звонок. После звонка в глаза испытуемого направляли яркий свет, что вело к естественному сужению зрачков в результате рефлекса, рассмотренного в гл. 4. После многих сеансов «тренировки» один только звонок вызывал сужение зрачков. Этот эксперимент был повторен в более утонченной форме. Па сеансах выработки рефлекса одновременно со звонком Хьюджинс резко произносил слово «cont-ract!» («сужай!»). Через некоторое время уже можно было обходиться и без света, и без звонка: звучащее слово само приобрело способность вызывать непроизвольное и значительное сужение зрачков у испытуемых.
Оказался возможным еще один шаг вперед: испытуемых удалось научить действовать самостоятельно. Вскоре они могли вызывать сужение своих зрачков без помощи звонка, света и Хьюджинса — просто произнося, вслух или мысленно, слово «contract».
Эксперименты Хьюджинса — не единственные в своем роде. Р. Мензис применил сходный метод для выработки у людей способности изменять температуру своего тела, произнося надлежащее «кодовое» слово. Неврологам известно, что при быстром охлаждении кисти одной руки другая тоже несколько охлаждается в результате двустороннего рефлекторного действия. Мензис использовал погружение правой руки в ледяную воду в качестве безусловного стимула, который через посредство нормальных физиологических связей вызывал падение температуры в левой руке. В конце концов снижение температуры левой руки, первоначально бывшее рефлексом на ледяную воду, могло происходить по воле субъекта.
Возможное значение таких экспериментов для объяснения способности управлять телесными функциями, демонстрируемой некоторыми адептами йоги и других оккультных учений, очевидно. Может быть, они имеют отношение и к гипнотизму. Действительно, Эндрью Солтер [27] приводит убедительные доводы в пользу того, что большинство явлений гипноза можно объяснить на основе классического обусловливания. Очевидно, многие обычно непроизвольные физиологические функции можно связать с произвольными действиями и с нейронной активностью, вызываемой словами, просто подвергая субъекта тренировке по существу такого же типа, как и при выработке условного слюноотделения у собак в первоначальных опытах Павлова.
Опыты с людьми в известном смысле более ярко демонстрируют автоматическую, «механическую» природу обучения при выработке условных рефлексов, чем данные об обучении у весьма примитивных представителей животного мира, которые мы рассмотрим в следующем разделе. Ведь испытуемые, участвовавшие в экспериментах Хьюджинса и других исследователей, никогда не осознавали, какими процессами они управляют, чтобы достичь нужного результата. Очевидно, это всегда оставалось для них загадкой. Когда Хьюджинс спрашивал испытуемых: «Что вы делали, когда я говорил «contract»? — обычным ответом было: «Я ничего не делал». Условный рефлекс, будучи выработан, уже не требует никакого сознательного усилия. Он происходит сам собой.
Хотя условные рефлексы, если они не используются, могут «забываться», в других отношениях они внешне почти ничем не отличаются от врожденных, раз навсегда запрограммированных рефлексов животного. Убедившись в этом, ранние исследователи попытались выяснить, нельзя ли хорошо закрепленный условный рефлекс в свою очередь использовать вместо природного, или «безусловного», рефлекса в типичной процедуре классического обусловливания. Оказалось, что это действительно возможно. Например, после того как у собак Павлова было выработано быстрое и обильное выделение слюны в ответ на удары метронома, животных можно было научить связывать какой-либо зрительный символ, скажем, большой черный квадрат, с неизбежностью появления слышимого сигнала; в результате после тренировки показ одного только черного квадрата вызывал слюноотделение. Этого можно было достичь даже в том случае, если в период обучения за появлением зрительного, а затем слухового сигнала ни разу не следовало пищевое подкрепление.
Из-за феномена угасания, о котором мы скажем позже, добиться успеха в экспериментах с таким двойным условным рефлексом довольно трудно. Современный метод прямого электрического раздражения мозга позволил продемонстрировать универсальность процесса классического обусловливания в еще более точных экспериментах. Например, Р. Доти и С. Джерджиа в Мичиганском университете по существу создавали новые безусловные рефлексы, пропуская раздражающий ток через электроды, вживленные в моторную область коры у собаки или обезьяны. В зависимости от точной локализации электрода возникавшая «безусловная» реакция состояла в поднятии и выпрямлении правой задней конечности, закручивании хвоста, повороте головы или (у обезьяны) в поднятии руки. Эти двигательные реакции были, конечно, аналогами слюноотделения в павловских экспериментах, тогда как электрическое раздражение моторной зоны коры заменяло пищевой раздражитель. Ударам метронома или звонку в этих опытах соответствовала электростимуляция другого участка коры, удаленного от самой двигательной зоны.
Результаты экспериментов, проведенных в Мичиганском университете, определенны и убедительны. Через несколько недель ежедневное многократное повторение описанных сочетаний приводило к тому, что после подачи условного раздражителя ожидаемая внешняя реакция начиналась у животного раньше, чем пропускали ток через электрод, вживленный в моторную кору. Важная особенность этих экспериментов, особо отмеченная Доти и Джерджиа, состояла в отсутствии мотивационных факторов, которые помогали бы выработке условной реакции. Хотя животные, видимо, испытывали при действии условного раздражителя какого-то рода ощущение, различные тесты указывали на то, что оно носило нейтральный характер —не было ни особенно приятным, ни неприятным.

Работа мичиганских ученых не стоит особняком. Другие исследователи установили даже, что слышимый тон можно сделать условным стимулом для соматических реакций, вызываемых электрическим раздражением структур мозгового ствола.
Принцип, лежащий в основе всех этих работ, по-видимому, ясен: если за раздражением определенной группы сенсорных нейронов головного мозга следует определенная активность нейронов, управляющих мышцами или железами (чем бы она ни вызывалась), то повторение этой последовательности в конце концов ведет к образованию межнейронных связей, благодаря которым один только сенсорный раздражитель может вызывать мышечную или секреторную реакцию. По-видимому, это автоматический процесс, происходящий без участия сознания или высшей умственной деятельности. Хотя еще нельзя утверждать, что все возможные для организма двигательные акты можно связать таким способом с раздражителем, не имевшим к ним никакого отношения, достоверно установлено, что это возможно для значительной части мышечных и секреторных реакций, обычно не находящихся под контролем воли. В дальнейшем мы будем называть этот принцип нервной деятельности принципом автоматического соединения.



Ключевые слова: Эксперименты Хьюджинса на мозгах
Опубликовано: 2013-10-11 13:43:45


Словарик заболеваний:

Атрезии и синехии полости носа

Близорукость (миопия)

Вагинизм

Артрит височно-нижнечелюстной

Бронхоэктазы





Поиск:




Medicul.ru (c) 2006-2017 все права защищены.